Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

retwizan

(no subject)

Думайте обо мне что хотите, но я считаю вершиной французской литературы Дюма, а вершиной Дюма - "Графа Монте-Кристо".
Перечитал тут, отвлекшись от всего. Два дня чистого удовольствия.
retwizan

(no subject)

Ну что, не начать ли мне писать роман.
Меня давно уже преследует эта мысль – написать роман. Или картину. Или хотя бы ответ на тот мейл, что мне прислали три дня назад и уже поставили отметку – козёл, на мейлы не отвечает.
Ну а что тут такого? Я лучше картину напишу. Каждый раз, гуляя по Орсэ, по Национальной галерее, по... по всем этим местам, праздничным, милым, но таким неестественным, я думаю: ведь и я могу не хуже.
Пришёл домой, попробовал: хуже. Купил краски,дорогие, самые лучшие, льняной холст, мольберт: хуже. Вообще смотреть не на что.
Ну хорошо. Краски, да. Видение там, рука мастера. Ну ладно. Не умею, да. Но ведь роман – это же другое дело? Язык – не краски «Ван Гог», не надо платить десять евро за тюбик... грудь своя – гроша ему не стоит... чёрт, это не о том. Не надо этого. Пушкин, иди нафиг. Негр. Негр. Ненавижу тебя. Всё из-за тебя. Кой чёрт родился тут с умом и талантом... да. Хотя талант, это, ну... Ну там способности. И ум тоже, того. Вроде. Был.
Короче, иди нафиг, Пушкин. У меня тут роман.
О чём бишь он?
Забыл.
Опять не написал роман, опять.
Следующий раз напишу. Обязательно.
retwizan

(no subject)

Бухгалтеры и интенданты - люди почтенные и необходимые. Беда, однако, если им доводится чем-то всерьёз порулить.
"Не забудьте сдать на склад шинели и сапоги, а то вас-то убьют, а имущество нам ещё пригодится. И экономьте патроны, лучше всего вообще не стреляйте, а в штыки, в штыки. Да и со штыком побережнее там, не сломайте ненароком. Все готовы? В атаку, ура!"
Как там это было у Пушкина?
"Его нагрудник цел венецианский,
А грудь своя - гроша ему не стоит,
другой себе не станет покупать".
(Навеяно "экономией средств", сотрясающей нашу контору последние девять лет).
retwizan

(no subject)

Прочитал по случаю некогда модный роман французского русского Андрэ Макина "Le testament français". Ну что сказать? Если читать эту вещь в паре с чеховским "Глупым французом", то, в принципе, никаких других книг по истории России ХХ века уже и не надо.
retwizan

(no subject)

В отношении постоянных реорганизаций и перестановок в нашей конторе, которые не то чтобы случаются часто, но, скорее, являют собой зримый образ перманентной революции, у меня имеются две поговорки, позволяющие мне на равных участвовать в корпоративных сплетнях, ничего особенного при этом не говоря, но поддерживая свою репутацию старого циника, у которого нет ничего святого:
- The more it changes, the more it stays the same (французский оригинал мне ведом, но его я, естественно, не использую), и
- Let's move the chairs on the Titanic
retwizan

школьные годы чудесные

Мало что я ненавижу так искренне и так горячо, как советскую школу. Казалось бы, больше тридцати лет прошло, можно бы и успокоиться. Но нет, каждый раз как вспомню, так вздрогну.
Были, однако, там и смешные моменты. Вот, например.
Учителка наша по литературе, помесь жабы с гадюкой как телесно, так и духовно, весьма почитала следующий методический приём: заставить кого-нибудь из класса читать вслух "изучаемое произведение", а остальные чтоб сидели тихо и внимали. День да ночь - сутки прочь.
И вот как-то проходили мы, значит, бессмертное творение Фаддеева "Разгром". И принёс я его с собой из дому на урок. А надобно сказать, что родительская библиотека, по части худлита чрезвычайно бедная и убогая, содержала иногда редкие перлы. В частности, оный "Разгром" имелся у нас в виде первого издания двадцать какого-то лохматого года. Его-то я и имел при себе. И надо ж такому случиться, чтоб выбор нашей педагоги пал на меня. К., говорит, у тебя книжка есть? Читай.
Я послушно открыл полузатёртую свою брошюрку и не дробно, как дятел, а неспешно и сурово принялся оглашать текст:
"...Надоели скучные казенные разъезды, никому не нужные пакеты, а больше всего — нездешние глаза Левинсона; глубокие и большие, как озера, они вбирали Морозку вместе с сапогами и видели в нем многое такое, что, может быть, и самому Морозке неведомо.
«Жулик», — подумал ординарец, обидчиво хлопая веками. И тут же привычно обобщил: "Все жиды - жулики".
По инерции я проскочил ещё пару фраз, пока не заметил, наконец, что происходит странное. В классе стоит мёртвая тишина, все переглядываются, а у нашей жабы такое выражение лица, будто она проглотила гадюку.
- Ты где это вычитал, - поинтересовалась она очень спокойным голосом.
- Да вот же, - в недоумении показал я на свою брошюрку. - Тут же вот написано.
Тихонько подошла она ко мне, заглянула в книжку, так же тихо вернулась к своему столу, села и спросила у отличницы на первой парте:
- У тебя нормальное издание есть? Читай лучше ты.
В "нормальных изданиях" про привычные обобщения не было ни звука. Ведь бывают же такие промашки!
retwizan

Устаревшие штампы

Устоявшийся литературный штамп - когда герой или там героиня залезает в душ и "долго нежится под тугими обжигающими струями".
К реальной жизни это имеет такое же отношение, как "вскоре после взлёта погасло табло, и пассажиры дружно закурили".
Обжигающие струи нынче если только для элитки, в каких-нибудь Букингемских дворцах. Простому народу напор воды тихой сапой снизили до минимума, и ни за какие деньги этого не изменить. И если в Амстердаме из душа ещё льётся что-то вроде ласкового летнего дождика, то в Лондоне - просто предсмертные писи сиротки Хаси. Такое впечатление, что воды хватает только на половину дырочек.
retwizan

(no subject)

"Вышел он с этой зениткой во двор - больше в футбол не играл "Пахтакор".
Этот стишок крутится у меня в голове всякий раз, как приходит наша очередь пропускать над собой самолёты в Схипхол.
Хорошо, что бывает это редко и недолго.
retwizan

Литературное

Сегодня читал вперемешку Чехова и Аверченко. Долго читал, старательно.
Пытался, наконец, понять, почему Чехов - гений мирового масштаба, а Аверченко - полузабытый местечковый фрик.
Так и не понял.
Пошел спать.